Время работы:

ПН-ПТ 10:00 - 19:00
СБ-ВС 11:00 - 18:00

+7 (383) 375-11-97

Заказать звонок
Каталог товаров

Тест акустики Sonus faber Maxima Amator

В Hi-Fi-индустрии найдется лишь несколько компаний, имеющих опыт непрерывного выпуска компонентов на протяжении полувека и более. Они прошли все этапы становления отрасли: появление новых технологий, смену модных трендов, рост требований к качеству звучания. Некоторые из них хорошо помнят свою историю и имеют в своем ассортименте линейки продуктов, напоминающих о ней — или же время от времени выпускают компоненты «по мотивам» моделей из прошлого.

Компания Sonus faber была образована в 1983 году, то есть ей нет и сорока лет. Однако наличие серии Heritage («Наследие») в ее модельных рядах представляется вполне естественным — многие любители аудиотехники помнят ее великолепные колонки, названные в честь прославленных итальянских скрипичных мастеров: Амати, Гварнери и Страдивари.

Так основатель фирмы Франко Серблин, имевший страсть создавать АС, в которых органично соединялись высококлассное звучание и дизайн корпусов, как бы вел традицию от них. Тем более что первые модели имели корпуса, изготовленные из дерева — материала сложного, капризного, но «музыкального», секретом работы с которым владели в XVII веке, а Франко Серблин — в XX.


Подход к снаряду

Первая версия полочных колонок Electa Amator в корпусах из массива ореха была выпущена в 1987 году, вторая — в 1997. На сегодняшний день в линейку Heritage входит модель Electa Amator III, представляющая собой третье поколение этих АС. Также в ней есть менее габаритная Minima Amator II, разделяющая с родоначальницей технологические и эстетические принципы, причем уже во второй инкарнации.

А вот предшественников у напольных Maxima Amator нет, хотя, по словам Sonus faber, идея таких колонок давно витала в воздухе, однако ее не удавалось реализовать по техническим причинам.

Дерево — живой материал, оно подвержено изменениям со временем и в зависимости от окружающих условий. И только сейчас стали доступны новые методы сушки древесины, а также конструирования корпуса с применением внутренних ребер, специальных эластичных клеев и станков с ЧПУ, обеспечивающих минимальные допуски к размерам. Так что теперь давнюю задумку удалось воплотить в реальный продукт.


Традиционная, но тщательно продуманная конструкция

Элегантный и лаконичный с виду корпус Maxima Amator на деле совсем не прост. Его внутренний объем разделен на три тщательно выверенные с помощью компьютерного моделирования изолированные камеры.

Верхняя обеспечивает акустическое оформление СЧ/НЧ-динамика, изнутри она выстелена особым демпфирующим материалом, у которого имеется два внешних слоя из переработанного углеродного волокна и внутренний — из волокна на основе кремния.

Нижняя часть корпуса заполнена инертным материалом высокой плотности (по некоторым сведениям, он похож на гальку), перемещающим центр тяжести АС вниз. Третий отсек отведен под разработанный специально для Maxima Amator кроссовер, получивший название IFF (Interactive Fusion Filtering) и отличающийся от традиционных решений для разделительных фильтров. Его в компании называют «сердцем и мозгом» этих колонок, поскольку именно он позволяет добиться органичного бесшовного слияния рабочих диапазонов. Это не обычная схема первого (или иного) порядка — в ней учитывается взаимодействие динамиков, и интерактивным образом подстраивается крутизна кривых фильтрации.

В этих АС используется такой же 26-мм твитер с шелковым куполом, как и в топовой линейке Reference. Он выполнен по фирменной технологии D.A.D. (Damped Apex Dome) — оснащен неодимовой магнитной системой и снабжен с тыльной стороны камерой из древесины ели с акустическим лабиринтом внутри для поглощения направленных назад волн.


18-см СЧ/НЧ-динамик был специально разработан для модели Electa Amator III, он же используется и в Maxima Amator. Его диффузор изготавливается из высушенной естественным образом (не в камере) целлюлозы, дополненной натуральными волокнами. Вся конструкция держится на литой алюминиевой корзине особой формы.

Потрясающая достоверность

Не большие для напольников и неброские на вид Maxima Amator являют собой впечатляющий образец итальянского дизайна: строгие, но изящные линии, качество примененных материалов и их, казалось бы, невообразимое сочетание, тем не менее, рождающее гармонию.

В аудиотракте, собранном для тестирования, их компаньонами оказались компоненты самого высокого класса: сетевой плеер Lumin X1 и SACD-проигрыватель Luxman D-10X в качестве источников, а также двухкомпонентный усилитель Dan D’Agostino Progression.

«Реквием» Моцарта в исполнении хора и оркестра под управлением Т. Курентзиса звучит потрясающе. Такую глубокую, прорисованную до мельчайших деталей в самой отдаленной перспективе сцену мне вряд ли доводилось наблюдать раньше. При желании можно было проследить чуть ли не за каждым участником хора или инструментом оркестра.


Малейшие изменения динамики колонки тоже передают очень точно, равно как и тембральную насыщенность каждого музыкального элемента. Все это обуславливает высочайшую достоверность воспроизведения записи и воссоздание ее эмоционального посыла.

Голоса четырех солистов — например, в «Tuba mirum» — очень выразительны, естественны, чрезвычайно артикулированы и наполнены характерными особенностями, а их образы выпукло и зримо сфокусированы на переднем плане.

В финале невообразимо печальной и красивой «Lacrimosa», завораживающей своим неспешным ритмом, в этой интерпретации музыкального шедевра появляется перемещающийся в пространстве сцены и удаляющийся от слушателя некий звенящий, словно бубенцы, объект.

Его дотошная проработка в ВЧ-диапазоне просто поражает. Может, поэтому подумалось о его сходстве (по звучанию) с кадилом в православной традиции — не знаю, есть ли такой атрибут в католической службе.

«Пятая симфония» Бетховена в том же исполнении впечатляет не меньше. Необычный темпоритм этого прочтения знаменитого произведения на должном уровне могут передать только очень талантливые колонки (и система в целом), наделенные отменной динамикой, скоростью и остротой атаки.

И у Maxima Amator это получается как нельзя лучше. В начале XIX века время текло не так быстро, как сейчас, и это полное страсти произведение, на мой взгляд, только выигрывает и задевает больше струн в душе современного человека, когда подается с таким неистовством и «драйвом».